Истории из Раваля

Я ничего не успеваю. Еще на выходных я собиралась рассказать вам о веселой Кальсотаде в средневековой деревне Монтбланк. Кальсотада– это праздничное поедание печенного на костре традиционного, выращенного по особой методике лука (да-да, лука), с ореховым соусом ромеско, бокалом сухого вина (белого или красного), с выпачканным в уголь лицом и жирными пятнами на джинсах. Но вечером в воскресенье Даниэла предложила прогуляться по Равалю и заглянуть на празднование пятилетия равальской Фильмотеки. Походы в противоречивый и такой манящий район Барселоны – это всегда новые истории, поэтому о луке и соусе – немного позже.

Равальская фильмотека – это киноархив Каталонии, который собирает и хранит огромное количество фильмов, устраивает недорогие показы кино и кинофестивали на различную тематику. Мы пришли на площадь Сальвадора Сеги,  на которой находится фильмотека. До захода солнца тут шумно, на детской площадке визжит и резвится малышня. Но стоит ночи вступить в свои права, как на площади и в ее окрестностях появляются проститутки. Это двуличная сущность района Эль Раваль. Фильмотека хорошо отреставрирована и ничем не отличается от современных кинотеатров. На стенах, вдоль длинной лестницы, спускающейся в нижнее фойе, развешены черно-белые фотографии киноактеров. В верхнем фойе фильмотеки есть небольшое кафе, совершенно не чопорное на вид, с террасой, выходящей на площадь. Свободных мест в этом кафе почти никогда нет. На столиках стоят банки с медом вместо привычного сахара. За каждым столиком сидят увлеченные разговорами девушки и молодые люди. На изрисованном уродливыми надписями фасаде висит табличка-мемориал, посвященная недавно ушедшему из жизни Дэвиду Боуи. А еще, в фойе фильмотеки есть книжный магазин, с книгами на тему киноискусства, журналистики, путешествий и…эмиграции.

img_5376

Я уже не впервые думаю о том, что если  ты испытываешь страсть к какому-нибудь делу, то Барселона с легкостью удовлетворит любую из твоих страстей. Если ты увлекаешься чем-то – большая удача увлекаться этим в Барселоне. Любишь кино? В твоем распоряжении кинотеатры, тысячи книг и DVD. Любишь историю? К твоим услугам различные музеи, библиотеки, мероприятия. Рисуешь? Вот тебе разнообразие материалов и умопомрачительные пейзажи.

В маленьком книжном магазине в фойе библиотеки было много книг, которые стоят того, чтобы их прочитать. Но три из них захватили мое внимание целиком и полностью:

  1. «Уже десять лет прошло с тех пор, как я приехал, но я до сих пор не знаю, где мой дом» Виктора Панисейо. Эта тема не дает покоя многим: тем, кто уехал жить  заграницу, тем, кто переехал в другой город, и даже тем, кто никогда никуда не уезжал.img_5363
  2. «Ксения, у тебя есть ватсап?» Джеммы Паскуаль. Недавно я писала пост в фейсбуке о том, что терпеть не могу все мессенджеры, ему подобные, и о том, как они искажают простое человеческое общение. Оказалось, об этом уже написана книга.  Удивительно: мы думаем, рассуждаем, ищем ответы, а на самом деле, все темы уже раскрыты,  все выводы уже сделаны. До нас. Но для нас все еще так важно  прийти к собственному умозаключению.img_5373
  3. «Париж из кино» — городской гид в 55 фильмах. Эта книга украла мое сердце. Пятьдесят пять мест в моем любимом Париже. Пятьдесят пять мест, где снимали французское кино. Без комментариев.img_5370img_5371img_5372

Мы вышли из фильмотеки и пошли бродить по узеньким улочкам, которые вывели нас на Рамбла дель Раваль.

— Ты когда-нибудь была в травести баре? – спросила Даниэла

— Не была…

— А хочешь заглянуть туда на кофе?

— Хочу…а ты откуда знаешь про этот бар? – сколько раз я ходила по Рамбла дэ Раваль, но даже не подозревала, что тут есть такое тематическое заведение.

— Мне Сальвадор рассказал, помнишь, который был у меня  на Дне рождения?

Сальвадора я, конечно же, помню. Это высокий седой мужчина, лет шестидесяти, чья внешность совершенно не компрометирует все эти его познания.

Мы вошли в  бар «Мадам Жасмин». Это узкое, уходящее вглубь помещение, с барной стойкой, высокими круглыми столиками на тонкой ножке и красными кожаными диванами. «Мадам Жасмин» не имеет ничего общего со львовским рестораном «Мазох» стилизованным под специфические плотские утехи. Тут официанты не ходят в соответствующих тематике нарядах, не носят с собой плетки и никого не бьют. Но тут все по-настоящему: на антресолях лежат кукольные части тела – ноги в чулках, руки, волосы, бедренные части без гениталий. Над барной стойкой «сидит» чучело совы, а в глубине комнаты стоит красный бархатный диван и низкие столики, огражденные от основного зала импровизированной стеной.

img_5379

img_5380

img_5387

Коротко постриженная, с выбритыми висками и пирсингом на лице, девочка-бармен принесла мне кофе, а Даниэле чай. Я украдкой рассматривала интерьер и постояльцев пикантного заведения, как вдруг мимо нас прошла ухоженная женщина. Леди села за барную стойку, заказала коктейль, и с откровенной скукой на лице достала мобильный телефон. Она явно кого-то ждала, и коротала время ожидания, фотографируя на телефон коктейль и себя на фоне интерьера. Она повернулась в профиль, и стало понятно, что это не просто «леди». Это травести-леди. На ухоженном лице, обрамленном черными кудрями, явно просматривались мужские черты. Через пару минут к ней подошел мужчина лет сорока пяти, обнял и поцеловал. Он был одет в деловой костюм, поверх которого накинут черный плащ средней длины. Этот мужчина был одним из таких, каких видишь на улицах и в метро, спешащими в офис. Его внешний вид совершенно не отражал внутреннее содержание, я уверенна. Это в тысячный раз доказывает то, что каждый человек – это толстая непрочитанная книга, это целый неизвестный никому, кроме него самого, мир. Мы все так похожи, и так не похожи друг на друга. У каждого из нас припрятаны «скелеты в шкафу на особый случай».

Стены туалета обклеены фотографиями жуткого содержания: на них обнаженные люди в кожаных ремнях, на острых каблуках, измазанные краской, имитирующей кровь. Мужчины и женщины предаются садомазохистским утехам. Интерьер на фото точь-в-точь повторяет интерьер бара «Мадам Жасмин», и в моей голове мелькает мысль о том, что, скорее всего, время от времени, все это происходит именно здесь. На одном из фото черным маркером написано: «Все твои истории любви начинаются одинаково…»

img_5382

img_5383

img_5385

img_5389

Я крутила в руках маленькую кофейную чашку. Такие чашки я точно видела в сервизном наборе у моей бабушки.

— Дани, это чашка из тонкого, хрупкого материала. Если поднести ее к свету, он будет просвечиваться. Не могу вспомнить, как называется…

— Керамика?

-Нет… — я не могу вспомнить ни на каком из языков. Совсем.  Ко мне подбегает чей-то рыжий пес «дворовой» породы, и дружелюбно кладет лапы на мои колени.  Я глажу собаку,  украдкой смотрю на травести-леди и ее кавалера, и думаю о том, что я никогда не видела всего этого по-настоящему. В туалете, видимо, забилась труба, и в баре угадывался запах застоявшейся канализации. Красивая необычная пара, чашка из детства, агрессивный интерьер и неприятный запах вызывали во мне смешанные чувства  восхищения, удивления, комфорта и отвращения. В «Мадам Жасмин» вкусные коктейли, приятные цены, и путаница между ощущением тепла и комфорта, и желанием унести  отсюда ноги как можно быстрее. Это заведение очень вписывается в культурный облик района Эль Раваль.

Мы вышли из «Мадам Жасмин», прогулялись в порт, где в круизном терминале, одиноко стоял на якоре небольшой круизный лайнер «Викинг», и пошли в сторону станции метро Параллель. Эта станция  находится за остатками римской стены, которая когда-то защищала город. В далекие, давно ушедшие времена, за стеной оставались те, кого не пускали в Барселону: юродивые, воришки и проститутки. Кажется, что и сейчас ничего не изменилось, хотя от стены почти ничего не осталось. Мы спустились в метро. Даниэла достала телефон и положила его в карман: ждала сообщение. Телефон, положенный в карман, в городе Барселона – это почти автоматически украденный телефон. Вдруг, кто-то толкнул ее в бок.

— У тебя мой телефон!  – крикнула Дани, идущему справа от нее долговязому парню.

Он помотал головой, но потом вдруг резко побежал к выходу из метро. Даниэла схватила его за руку:

— Отдай! Я видела!

Воришек было двое, и они пытались бежать в разные стороны. Второй побежал на перрон. Я громко закричала:

— Ловите! Он украл у меня телефон!

Со вторым было проще – на перроне его поймал служащий охраны.

Даниэла продолжала держать за руку первого воришку.

— У меня нет твоего телефона! – кричал он, доставая из кармана то один, то другой аппарат.

Дани стала бить его по карманам и угрожать:

— Пойдем в полицию, и ты скажешь там, что у тебя нет моего телефона!

Вдруг долговязый начал что-то бормотать на непонятном языке. Он расстегнул карман куртки, достал телефон, бросил его Даниэле в лицо, вырвался и быстро скрылся за углом.

Мы вошли в вагон. Сердце у обеих бешено колотилось. В такие моменты я живо представляю, как Раваль, в облике молодого задорного юноши вдруг превращается в горбатого юродивого, с желтыми зубами и зловещей улыбкой.

— В Чили я бы никогда так не сделала… Он мог бы и нож достать… — Даниэла все еще не могла справиться с одышкой. Мы молча переглянулись…

… Я шла пешком по опустевшей улице Рожен в спокойном районе недалеко от дома, и думала об этом вечере. Раваль никогда не оставляет мне однозначных впечатлений. Я достала из кармана телефон, открыла мессенджер и отправила Даниэле сообщение:

«Чашка была из фарфора!». Через минуту мне пришел ответ: «Точно!», и много-много смеющихся до слез смайликов.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s